Бензин нашел прививку от скачков цен в эпоху COVID-19. Обзор

Бензин нашел прививку от скачков цен в эпоху COVID-19. Обзор

Топливный рынок в кризисном 2020 году увидел много дивных событий: и как фактически одномоментно рухнул спрос, и как потом он начал быстро повышаться, и как производство нефтепродуктов отставало от растущего спроса, и как появился дефицит не совсем «народного» 95-го бензина.

Кризис принес и открытия — одним из них стало признание срочного рынка важной частью биржевой торговли нефтепродуктами. Пришло окончательное понимание, как покупки топлива посредством фьючерсов позволяют хеджировать риски. Фьючерс дает возможность зафиксировать цену на глубину до 12 месяцев — в долгосрочных контрактах или на ежедневных биржевых торгах такой гарантии не получишь.

В профильной среде сформировалась мысль, что контракты на срочном рынке могут стать своего рода прививкой от колебаний цен на нефтепродукты. Новыми для себя инструментами стали повсеместно пользоваться не только трейдеры и брокеры, но и конечники — частные АЗС. Теперь на повестке новая сложная задача — привлечь на срочный рынок основных производителей, крупные нефтяные компании.

Второе важное направление

На этой неделе прошел традиционный форум Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ) «Биржевой товарный рынок». В этом году основным лейтмотивом сессии, посвященной нефтепродуктам, стала актуальность развития срочного рынка.

Вице-президент СПбМТСБ Антон Карпов, рассказывая о достижениях биржи в 2020 году, напомнил, что общий объем продаж по всем видам нефтепродуктов составил порядка 24% от объема поставок на внутренний рынок, бензина продавалось 20% от объемов производства, дизельного топлива — 12%.

«Это значимые показатели, которые говорят о том, что в период ограничительных мероприятий биржевая торговля приобрела новое значение, позволяя реализовывать товар онлайн. Это в сегменте спотового рынка. Что касается срочного рынка, это наше второе не менее значимое направление. Здесь мы, безусловно, опираемся на поддержку компании «Газпром», как лидера в развитии этого инструмента на внутреннем рынке. За год срочный рынок показал значимые результаты: в денежном выражении он вырос в 2,4 раза — с 10 млрд рублей в 2019 году до 23 млрд рублей в 2020 году. В абсолютных цифрах: с 38 тыс. тонн в 2019 году до 54 тыс. тонн в 2020 году. И в последующие годы мы ожидаем роста», — рассказал Карпов.

Кроме того, добавил он, биржа продвинулась во внедрении новых инструментов на срочном рынке. Так, вместе с компанией «ЛУКОЙЛ» развиваются экспортные контракты на дизельное топливо — реализовано 12 танкерных партий на 30 тыс. тонн. С «Транснефтью» ведется работа в рамках оператора товарных поставок, обсуждаются возможности запуска фьючерсных контактов с коллегами из группы «Газпром».

Актуальность срочного рынка признали и владельцы частных АЗС, ранее этой темой интересовавшиеся мало. «Мы постоянно участвуем в заседаниях региональных совещаний Российского топливного союза (РТС, объединяет розничных трейдеров) на которых обсуждаются текущие проблемы из жизни независимой розницы. И если 2 года назад мы обсуждали только спотовый рынок, то на последних встречах участники РТС делились своим практическим опытом хеджирования ценовых рисков. То есть конечные потребители вовсю используют эти инструменты в повседневной практике», — рассказал Карпов.

Глава РТС Евгений Аркуша, отмечая важность для топливного рынка корректировки совместного приказа ФАС и Минэнерго об увеличении нормативов биржевых продаж, прокомментировал проблемы для частных АЗС на срочном рынке: «Вопрос по срочному рынку и его учет в совместном приказе — отдельный вопрос, он тоже важен. Но сначала надо принять корректировку, затем делать следующий шаг. Есть еще момент: среди членов РТС много индивидуальных предпринимателей, а ИП не допускаются к торгам на срочном рынке. Но самое главное — это вывести на срочный рынок по поставочным торгам крупных производителей, нефтяные компании», — подчеркнул Аркуша.

Максим Дьяченко, управляющий партнер компании ООО «Петролеум Трейдинг» (входит в число крупнейших топливных трейдеров РФ) считает, что в ближайшие два года вполне возможно ожидать роста срочного рынка в 10 раз. По его словам, «Петролеум Трейдинг» не стал ждать появления нефтяных компаний на срочном рынке, трейдер с декабря сам начал котировать фьючерсы на дизельное топливо глубиной четыре месяца. «Участникам рынка не нужно на кого-то надеяться, нужно предпринимать действия, а регуляторы должны нам помогать вместе с организаторами торгов. Важно только чуть добавлять скорости процессам, чтобы новые полезные решения быстрее внедрялись», — сказал Дьяченко.

Нейтрализовать спекуляции

Тему развил директор департамента переработки нефти и газа Минэнерго Антон Рубцов: «Срочный рынок — это, действительно, хорошая прививка от высоких колебаний цен. А колебания в этом году были рекордные, даже несмотря на демпфер. Наблюдалась разница в 1,5 раза между нижней ценой и верхней границей — это порядка 15 тыс. рублей за тонну. Так, весной по итогам падения спроса цена снизилась до около 36 тыс. рублей за тонну, затем был резкий взлет, связанный со снятием режима изоляции. То, какой была реакция на взлет спроса, показало, что производство — достаточно инертная структура, принимающая решения на горизонте одного-двух месяцев».

«Все это наглядно продемонстрировало, что спот на бирже — корректный индикатор, колебания спроса на споте приводят к резким изменениям цен. И мы ничего с этим не должны делать, это абсолютно нормальная система ценообразования. Сейчас каждая пятая тонна бензина и авиатоплива, а также значительная доля дизельного топлива, потребляемых на внутреннем рынке, продается через биржу. Продавать еще больше очень затруднительно. В такой ситуации для снятия спекулятивной составляющей, для снижения колебания цен крайне важно наращивать реализацию в срочном рынке. На данный момент срочный рынок нефтепродуктов составляет порядка 2,7% спотового», — сказал Рубцов.

«Вывод первый: поставочные фьючерсы показали рост, то есть рынок заинтересован в них, особенно в период кризиса, когда высокая неопределенность формирует большие риски. Второй вывод: на срочном рынке важно подобрать правильные инструменты, в которых будут заинтересованы все участники рынка. Задачи регулирования: попытаться найти приемлемые механизмы, чтобы привлечь крупных производителей к реализации на срочном рынке», — констатирован он.

Сдвинули махину

Лидер срочного рынка нефтепродуктов в России — подразделение «Газпрома» ООО «Газпром газонефтепродукт холдинг». Заместитель генерального директора компании по реализации Дмитрий Миронов делился своими впечатлениями метафорично: «Мы давно говорим, что для топливного сектора срочный рынок имеет весомое значение. И все годы, что мы об этом говорим, я представляю себе картинку из старого советского учебника по физике, где человечек пытается сдвинуть с места большую машину. Помню первое заседание совета срочного рынка, на котором я услышал много скепсиса относительно запуска фьючерсных контрактов. Но все пошли нам на встречу, и мы их запустили».

Результат этой работы сейчас — ежегодный рост реализации по фьючерсным контрактам компании, добавил он. «Газпром газонефтепродукт холдинг» запустил регулярно котирующиеся контракты по пяти продуктовым линейкам: 92-й и 95-й бензин, пропан-бутан, два фьючерса по газовому конденсату. Глубина этих контрактов составляет 12 месяцев. Дополнительно к поставочным контрактам запущены расчетные контракты с глубиной три месяца для того, чтобы участники рынка, которые не планируют в дальнейшем выходить на поставку, имели возможность работать с этим инструментом с целями зарабатывания денег либо хеджирования ценовых рисков, рассказал Миронов.

«Сейчас я вижу, что ту самую большую машину мы с места сдвинули, все наблюдают рост объемов на срочном рынке. Теперь стоит другая задача — ускорить темпы развития, и здесь мы подготовили ряд предложений и для биржи, и для ФАС, и для Минэнерго. Основное — создать условия для привлечения новых поставщиков на этот рынок. Крупные нефтяные компании должны присоединиться и придать дополнительной ликвидности. Также много вопросов по доступу к торгам со стороны независимых участников рынка, прежде всего, индивидуальных предпринимателей и физических лиц. Конечно, им было бы комфортнее работать через брокерские компании, тут важно привлечение серьезных брокеров, которым участники рынка доверяют. Есть еще масса других нерешенных вопросов, сейчас мы собираем предложения от участников рынка. Готовы предложения систематизировать, транслировать на биржу и регуляторам», — сказал Миронов.

По его словам, в ближайших планах «Газпром газонефтепродукт холдинг» — увеличение линейки фьючерсных контрактов. «Надеюсь, что в ближайшие месяцы мы запустим контракт на трубное дизельное топливо. Я считаю, что этот контракт должен быть гораздо более успешным, чем другие. Параллельно поставочному контракту на дизельное топливо запустим и расчетный контракт тоже. Но и остальные контракты забывать не хотим, намерены поддерживать ликвидность по всем продуктам», — рассказал замглавы компании.

Миронов уверен, рост срочного рынка продолжится. «В ближайшие годы обязательно добьемся того, что он догонит или даже перегонит по своим объемам спотовый рынок», — резюмирован итоги дискуссии замглавы «Газпром газонефтепродукт холдинг».