Парад рекордов «Татнефти». От расходов на социалку до новых скважин и убытка нефтехимиков

Парад рекордов «Татнефти». От расходов на социалку до новых скважин и убытка нефтехимиков

Прибыль группы по международным стандартам упала на 59% до 24,8 млрд рублей в первом квартале 2020 года

Мартовское пике нефтяных котировок серьезно ударило по доходам добытчиков. Не исключение и главный донор татарстанского бюджета: в первом квартале небанковская выручка ГК «Татнефть» снизилась на 13% до 198 млрд рублей. Тратить пришлось больше, что моментально вылилось в падение прибыли. Сколько миллиардов «Татнефти» лежит в банке «Зенит», какие рекорды компания установила в гидроразрыве и в добыче сверхвязкой нефти, «БИЗНЕС Online» узнал из отчетности группы.

НЕСМОТРЯ НА СНИЖЕНИЕ, ВЫРУЧКА СТАЛА ВТОРОЙ ПО РАЗМЕРУ В ИСТОРИИ

Пожалуй, самая стабильная татарстанская компания, «Татнефть» приучила всех к тому, что ее доходы растут даже в самые сложные периоды. Но 2020 год начался иначе. Выручка и прочие операционные доходы группы «Татнефть» от небанковской деятельности в 1 квартале текущего года сократились на 13% до 198,3 млрд рублей, а прибыль — на 59% до 24,8 млрд рублей, следует из опубликованной в мае отчетности группы по международным стандартам.

В поисках причин начнем с самого общего показателя — выручки, а прежде всего — со сложившейся конъюнктуры на рынке «черного золота». По данным минфина РФ, за первый квартал текущего года средняя цена российского сорта Urals составила $48,2 за баррель — на 24% ниже уровня $63,2 в первом квартале 2019 года. Напомним, что на мартовском заседании ОПЕК+ сторонам не удалось договориться о дополнительном сокращении добычи для балансировки рынка на фоне падения спроса из-за ограничительных мер для борьбы с коронавирусной инфекцией. Отказ России уменьшить добычу на 500 тыс. баррелей в сутки, привел к тому, что Саудовская Аравия объявила внушительные скидки от биржевых котировок по $10 с барреля и начала наращивать добычу. И без того просевшие за предыдущие три месяца, с $70 до $45, котировки сорта Brent сорвались вниз до $30 за бочку. Затем, уже в апреле нефть Brent дешевела до $20, Urals торговался по $12, а Белоруссия покупала российскую нефть вообще по $4 за баррель. И только после вмешательства США участники альянса ОПЕК+ смогли договориться о сокращении добычи на четверть с 1 мая, при этом Россия должна снизить ее на 2,5 млн баррелей в сутки. (В отчете «Татнефти» указано, что группа после отчетной даты, приступила к выполнению обязательств по снижению добычи).

Как отмечают нефтяники, российская валюта ослабла квартал к кварталу в среднем лишь на 23 копейки до 66,38 рубля за доллар. Другими словами, «гибкий» рубль не успел компенсировать снижение цен на «черное золото».

Таким образом, снижение выручки только на 13% при падении рублевой цены барреля на 24% можно считать заслугой «Татнефти». Кстати, хотя выручка и снизилась, она в рублевом эквиваленте оказалась на втором месте в истории компании. В пересчете на твердую валюту эталонным здесь остается первый квартал 2011 года (132 млрд рублей), когда доллар стоил в среднем 29,3 рубля — итого $4,5 млрд против $3 млрд в недавно закончившемся квартале.

 

БУРИЛИ И РАЗРЫВАЛИ ПЛАСТЫ БОЛЬШЕ, ВЫКАЧИВАЛИ НЕФТИ МЕНЬШЕ

Финансовые достижения, как видим, могут быть относительны, в отличие от натуральных показателей добычи и переработки. Между тем в январе–марте здесь был побит не один рекорд.

Но начнем по порядку: предприятия группы «Татнефть» за первый квартал 2020-го добыли 7280 тыс. тонн нефти — на 53 тыс. тонн меньше, чем за тот же период 2019 года. Подчеркнем, что, несмотря на падение, объем извлеченного из недр углеводородного сырья уступил только рекордному первому кварталу 2019 года.

Другое дело, при каких приложенных усилиях сократилась добыча. За три месяца 2020 года в новом бурении построено и сдано 194 скважины — исторический максимум, который на 70 единиц превышает показатель аналогичного периода предыдущего года (АППГ). Прежний рекорд для нового бурения был установлен в первой четверти 2017 года — 182 скважины.

Далее, гидроразрыв пласта произведен на 256 скважинах — снова рекорд, улучшивший сразу на 48 «баллов» показатель прежнего рекордсмена, первого квартала 2018-го (208 скважин).

Работы по повышению нефтеотдачи пластов проведены на 572 скважинах — на 13 больше, чем за АППГ и близко к среднему за последние четыре года. Рекорд, 666 скважин, остается за первым кварталом 2015 года.

Итак, мы видим рекордное новое бурение, рекордное число гидроразрывов, и на выходе — падение добычи. Снова отметим, что со второй декады марта производители могли держать в уме переизбыток сырья на рынке, который способен умерить их пыл.

 

ГИДРОРАЗРЫВ: «ТАТНЕФТЬ» ЖДУТ 16 МЛРД ТОНН, НО ПУТИН ПОКА ПРОТИВ

Что касается технологий, то несколько лет назад отечественные компании сильно зависели от зарубежного оборудования. Так, в 2014 году глава «Лукойла» Вагит Алекперов заявилоб уязвимости российских нефтяников от поставок из тех же США, отметив при этом большой внутренний потенциал импортозамещения. И «Татнефть» сегодня является одним из лидеров по разработкам и освоению технологий. Показательный тому пример — добыча сверхвязкой нефти (СВН), которую компания начала в 2012 году. Сначала проект строился на импортном оборудовании, сегодня же 90% — отечественного. И если, к примеру, буровой станок сначала покупали в Канаде за $27 млн, то сегодня он обходится компании в $4 млн.

Далее, умопомрачительную сумму, 1 трлн рублей, «Татнефть» готова инвестировать в программу уплотнения сетки скважин, где будет задействовано исключительно отечественное оборудование. Низкопродуктивные карбонатные коллекторы требуют от нефтяников должной разработки — той самой уплотненной сетки скважин, и никуда не деться от гидроразрыва пластов (ГРП).

Ресурсы сланцевой нефти только в Татарстане компания оценивает в 4-16 млрд тонн (!) при текущих оценочных запасах около 1,3 млрд и доказанных 870 млн тонн. По бюджетному сценарию, при средней цене $40 за баррель, нижняя планка запасов 4 млрд тонн (около 29 млрд баррелей) обеспечит $1,2 трлн — в 70 (!) раз больше предполагаемых на первом этапе затрат на уплотнение сетки скважин.

 

ДОБЫЧА ТЯЖЕЛОЙ НЕФТИ И ПЕРЕРАБОТКА — НА МАКСИМУМЕ

Возвращаясь к отчетности, отметим, что при падении всей добычи, объем извлеченной СВН вырос в первом квартале на 40% (!) или на 226 тыс. до 786 тыс. тонн. И это очередной рекорд. Надо сказать, согласно «стратегии 2030», максимума добычи СВН на отметке 3,2 млн тонн в год «Татнефть» должна достигнуть как раз в 2020–2021 годах.

Отдельный вопрос — куда направляется эта самая тяжелая нефть: в общую трубу или перерабатывается самостоятельно. Группа не скрывает, что получает дополнительные выгоды из-за перемешивания своей нефти с более легкими сортами в общей системе «Транснефти». И все последние годы это вызывает недовольство у других вертикально интегрированных нефтекомпаний (ВИНК), которые, напротив, теряют часть маржи.

Мы же оценим переработку. Производство нефтепродуктов на «ТАНЕКО» выросло на 38% или до рекордных 2985 тыс. тонн. Далеко позади остался прежний максимум 2276 тыс. тонн, принадлежащий первому кварталу 2016 года. Что касается структуры выработки, то производство автобензинов составило 312 тыс. тонн — на 54 тыс. больше, чем за АППГ, производство дизельного топлива — 950 тыс. тонн (нет данных за АППГ).

Напомним, что тренд на увеличение роли переработки в 2019 году набирал силу. Тогда на добыче головная компания заработала 241,9 млрд рублей — на 25,4 млрд меньше, чем в 2018-м, а на переработке 59,4 млрд — на 25,5 млрд или почти вдвое больше.

В период низких цен на нефть ее переработка становится еще актуальнее.

 

НИ КАПЛИ НЕФТИ В СНГ ВПЕРВЫЕ С 2011 ГОДА, ПИК ПРОДАЖ НЕФТЕПРОДУКТОВ В РОССИИ

Рассмотрим основные направления продаж. На внутреннем рынке добытой группой нефти было реализовано на 37,7 млрд — на 11% меньше, чем за АППГ, и это второй по силе результат в истории «Татнефти».

В страны дальнего зарубежья группа продала «черного золота» на 44,5 млрд рублей — на 42% (!) меньше, чем в январе–марте 2019 года. Худший показатель за последние четыре года.

В страны СНГ собственную нефть компания и вовсе не продавала, и это после рекордной отгрузки на 7,4 млрд рублей в первой четверти 2019-го. Ранее без своей нефти ближайших соседей России «Татнефть» оставила только в начале 2011 года.

На другой чаше весов нефтепродукты, которых, как мы отметили выше, был произведен рекордный объем. Суммарно их было продано на 89 млрд рублей — на 10% больше, чем за АППГ. При этом поступления от реализации на внутреннем рынке выросли на 7% до рекордных 51,1 млрд, продажи в дальнее зарубежье увеличились на 19% до 34,7 млрд рублей. Наконец, в страны СНГ в первом квартале 2020-го компания продала нефтепродуктов на 3,5 млрд рублей — на 1,4 млрд меньше, чем за АППГ.

В стратегию усиления позиций «Татнефти» на внутреннем рынке вписывается покупказа 9,1 млрд рублей компании «Несте Санкт-Петербург» (переименована в «Татнефть-АЗС-Северо-Запад»), владеющей 75 автозаправочными станциями.

НОВЫЕ МАКСИМУМЫ ШИННИКОВ

Новые рекорды поставили и шинники «Татнефти». Так, общая выручка по данному направлению подскочила на 2,5 млрд до 9,6 млрд рублей, что на 700 млн превысило предыдущий пик в первой четверти 2017 года.

В страны СНГ за январь–март текущего года было реализовано «автомобильной обуви» на 2,16 млрд рублей — прежний эталон из АППГ был превышен на 202 млн рублей. Действительно, зачем наращивать продажи сырой нефти, когда есть продукция с большей добавленной стоимостью? Но и тут все не так просто: о неоднозначном финансовом «выхлопе» нефтехимического направления читайте ниже.

 

Поступления от продаж шин на внутреннем рынке выросли на 56% до 6,7 млрд, слегка не добравшись до рекорда 6,8 млрд рублей в первым кварталом 2017-го. Выручка шинников в странах дальнего зарубежья снизилась на 6% до 806 млн рублей.

Между тем, согласно отчету дочернего ПАО «Нижнекамскшина», выпуск шин вырос в первом квартале вырос на 598 тыс. или на 45% до 1,937 млн. Для сравнения, объем производства всех российских заводов, включая НКШ, подрос на 420 тыс. до 5904 тыс. штук. То есть, без нижнекамцев отрасль ушла бы в минус.

Напомним, что последние пару лет между соседями по местной промзоне — крупнейшим производителем каучука, ПАО «Нижнекамскнефтехим», и «Нижнекамскшиной» — пробежала черная кошка. По версии нефтяников, таифовцы хотели поставлять сырье для шин по ценам заметно выше среднерыночных. Утомившись от раздоров и ценового «диктата», «Татнефть» за 11,3 млрд рублей приобрела каучуковые заводы «СИБУРа» в Тольятти.

РЕКОРДНО УБЫТОЧНАЯ НЕФТЕХИМИЯ И КУБЫШКИ РУКОВОДСТВА В «ЗЕНИТЕ»

Обороты оборотами, но, в конечном счете, каждого производителя интересует прибыль — а с этим дела обстояли существенно хуже. Основной локомотив прибыли, добыча нефти, принесла только 34 млрд рублей — на 51% или на 35,4 млрд меньше, чем в рекордном первом квартале 2019-го. Это самая слабая отдача за последние четыре года, но в начале 2016 года, в разгар предыдущего кризиса в России, было еще меньше — 29 млрд рублей.

Бьющие рекорды по производству и продажам нефтепродукты обеспечили 6,1 млрд профита — на 9,8 млрд или на 62%(!) меньше, чем в образцовом АППГ. Но и это далеко не худший результат даже за последние годы: на старте 2017-го был жесткий провал до 21… млн рублей.

 

Антирекордом отметилась нефтехимия «Татнефти». Убыток на данном направлении удвоился до наихудшего в истории результата — минус 1,7 млрд рублей. При этом упомянутая выше «Нижнекамскшина» в первом квартале текущего года получила 55 млн чистой прибыли против 155 млн чистого убытка за АППГ. Но неясно, как сработали другие заводы шинного комплексагруппы, также непонятно, как отработали приобретенные в 2019 году самарские заводы и как учитывались их результаты.

Банковская деятельность по итогам первого квартала принесла группе 191 млн рублей убытка, что на 13 млн меньше потерь за АППГ. Несмотря на сегодняшнюю убыточность бизнеса, основные показатели у спасенного после кризиса банка «Зенит» опасения не внушают. К слову, руководство «Татнефти» предпочитает хранить свои, в прямом смысле слова, деньги именно там. Так, согласно документу, на 31 марта средства ключевого управленческого персонала группы в «Зените» составляли 22,6 млрд — на 9,1 млрд меньше, чем кварталом ранее, на 31 декабря 2019 года.

НАЛОГИ И РЕКОРДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ НАГРУЗКА

Самочувствие крупнейших игроков волнует общество и государство не только из-за созданных рабочих мест, но и по причине внушительных налогов и сборов, уплачиваемых компаниями. Для нефтянки король всех налогов — это, безусловно, налог на добычу полезных ископаемых, который уходит в федеральный бюджет. На сей раз НДПИ снизился на 12% до 65,6 млрд рублей, круче только первый квартал 2019-го с отчислениями на 74,5 млрд.

Татарстану причитается, прежде всего, 85% или 17 п. п. из 20-процентного налога на прибыль. Согласно отчетности по МСФО, расход «Татнефти» по налогу на прибыль в январе–марте снизился на 46% или до 8,5 млрд рублей. Такой уровень сопоставим с первой четвертью 2015-го (8,9 млрд рублей), когда и объем НДПИ составил только 33,9 млрд рублей. Но, если уж сравнивать с данным периодом, расход по НДПИ с тех пор увеличился в 1,9 раза, а по налогу на прибыль — снизился на 5%.

В полном объеме полагается местному бюджету налог на имущество, объем которого подрос на 170 млн до 1,93 млрд рублей.

Подобьем промежуточный итог того, что заработали бюджеты. Федеральный: 65,6 млрд (НДПИ) + 1,28 млрд (3 п. п. из 20 п. п. налога на прибыль) = 66,8 млрд. Это на 10 млрд или на 13% меньше, чем было уплачено в первом квартале 2019 года.

Республика: 7,27 млрд (17 п. п. налога на прибыль) + 1,93 млрд (налог на имущество) = 9,2 млрд рублей. Это на 6,1 млрд или на 40% меньше, чем за АППГ.

Из прочего отметим, что в федеральный бюджет уходит 100% косвенного «налога № 1», НДС. На 31 марта у группы по нему была задолженность на 6,9 млрд — на 4,2 млрд меньше, чем на 31 марта прошлого года.

Также у группы по итогам первого квартала образовались 4,8 млрд рублей задолженности по акцизам — на 1,9 млрд больше, чем по итогам АППГ. Что ж, это выглядит логично на фоне резкого роста поступлений от реализации нефтепродуктов, в цене которых и сидит акциз. Что касается разделения акцизов между бюджетами, то с текущего года в пользу регионов должно зачисляться две трети, а с 2021 года — уже три четверти поступлений по этой статье доходов.

Напомним, что в 2018 году в бюджеты всех уровней «Татнефть» перечислила налогов и сборов на 371 млрд рублей (хотя в годовом отчете-2018 с добавлением неких «платежей и взносов» фигурируют 475 млрд). За 2019 год в бюджеты всех уровней предполагалось заплатить налогов и сборов в объеме 507 млрд рублей.

Из прочей полезной нагрузки на нефтяников отметим рост, на 79% до рекордных 2,4 млрд рублей, расходов на содержание социальной инфраструктуры и передачу объектов социальной сферы.

На фоне выплат государству акционерам (крупнейшим из которых, судя по отчетности, с долей 36% является опять же РТ), осталось не так уж и много — 24,8 млрд рублей. В предыдущие годы «Татнефть» избаловала своих совладельцев рекордными выплатами: за 2017 год — 92,9 млрд (92,9% прибыли по РСБУ), за 2018 год — 197,5 млрд (100% прибыли), а по итогам 9 месяцев 2019 года нефтяники успели распределить 150 млрд, снова всю прибыль до копейки. Однако в апреле текущего года, учитывая крайне плохую рыночную конъюнктуру и неопределенность ситуации в стране и мере, совет директоров «Татнефти» рекомендовал не выплачивать дивиденды за четвертый квартал. Собственно, и делить не много-то оставалось: за октябрь–декабрь группа заработала «чистыми» чуть больше 6 млрд рублей.