Рос, растет и будет расти: бензин выходит из карантина с новыми ценами

Рос, растет и будет расти: бензин выходит из карантина с новыми ценами

Очередное подорожание бензина в России вряд ли связано со стремлением топливных операторов компенсировать убытки, понесенные ими во время коронавирусного карантина. Представители топливной розницы и ряд экспертов рынка заявляют, что для снижения цен на горючее необходимо прежде всего упразднить демпфирующий механизм сдерживания его стоимости, который вводился в иных реалиях, когда цены на нефть были достаточно высоки, а теперь подталкивает стоимость горючего вверх. Также, уверены игроки рынка, необходимо отменить другие регуляторные меры, способствующие росту стоимости топлива. Напротив, Минэнерго РФ настаивает, что рост цен на топливо в оптовом звене является «нормальной рыночной реакцией» и объясняется в том числе восстановлением спроса на него после снятия ограничений.

18 июня в ходе торгов на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) был установлен абсолютный рекорд цены бензина «Премиум-95» — 57314 рублей за тонну, до этого он подорожал за неделю на 2,3%. Биржевая цена бензина «Регуляр-92» выросла на 2,4%, до 50881 рубля за тонну, добравшись до уровня января 2019 года, хотя до рекордной отметки мая 2018 года — 55434 рубля за тонну — ей еще далеко. По состоянию на 22 июня, по данным портала независимого агентства «Аналитика товарных рынков», индекс бензина «Премиум-95» в Московском регионе достиг отметки 59154 пункта, индекс «Регуляр-92» добрался до 54755 пунктов, тогда как в начале месяца значение этих индексов находилось на уровне, соответственно, 54935 и 52487 пункта.

Содействие в подборе финансовых услуг/организацийКредит под залог квартиры за 1-3дня

Этим событиям предшествовала серия заявлений антимонопольных органов, которые в очередной раз заверили общественность, что готовы пресекать любые попытки топливных операторов сыграть на повышение.

В частности, несколько дней назад ФАС вынесла предостережение в отношении руководителя одной из крупнейших топливных сетей Крыма «ТЭС» Сергея Бейма после того, как тот сообщил для СМИ, что его компания намерена поднять цены на все виды нефтепродуктов, добавив, что похожая ситуация наблюдается не только в Крыму, но и в Краснодарском крае. По утверждению представителя топливной розницы, это связано, что на петербургской бирже за месяц цены в среднем поднялись до 20%. «Ждали, что биржа одумается и опустит для своего народа цены, но этого не произошло. Поэтому будем вынуждены поднимать цены на нефтепродукты на своих заправках в пределах 10−12%, а может даже и до 15%», — сообщил Бейм.

«Нельзя подстрекать рынок публичными заявлениями непроверенной информации, обнародованием каких-то своих внутренних ощущений. Подобные неправильные импульсы в конечном итоге приводят к хаосу. Такие заявления всегда пресекались ФАС России раньше и будут пресекаться впредь. Рынок нефтепродуктов сейчас стабилен и поводов для беспокойства нет», — отреагировал на это высказывание глава Управления регулирования ТЭК и химической промышленности ФАС РФ Армен Ханян.

Аналогичные меры были приняты в отношении вице-президента Российского топливного союза, председателя Топливного союза Республики Башкортостан и генерального директора АО «Компания Уфаойл» после появления в прессе их комментариев о возможном взлете цен на АЗС. Антимонопольщики сочли, что подобные заявления по своей сути являются координацией экономической деятельности и противоречат антимонопольному законодательству.

По тому же принципу антимонопольщики действовали и после того, как федеральные СМИ опубликовали высказывания руководства Независимого топливного союза (НТС), объединяющего мелкие сети АЗС. В конце мая эта организация выступила с обращением о ситуации на топливном рынке к министру энергетики России Александру Новаку и руководителю ФАС Игорю Артемьеву. В этом документе говорилось о том, что в ряде регионов происходит существенный рост цен на топливо в мелкооптовом звене, а также наблюдаются проблемы с приобретением нефтепродуктов.

Основная причина этой ситуации, утверждают в НТС, имеет регуляторный характер и связано с активным вмешательством правительства в работу рынка. По утверждению ассоциации, введение в прошлом году демфирующего механизма, призванного сглаживать влияние внешних условий на внутренние цены на горючее, обернулось убытками для нефтепереработки. Для преодоления этой проблемы в условиях временного падения спроса на топливо были снижены обязательные объемы реализации нефтепродуктов через биржу, а также был введен запрет на импорт горючего, что привело к росту круптооптовых цен. По мере восстановления спроса этот процесс ускорился и транслировался в мелкооптовый сегмент.

В связи с этим НТС предложил правительству четыре меры: приостановить действие демпфирующего механизма, вернуть прежние нормативы биржевой реализации топлива, отменить введенный до 1 октября импорт горючего (прежде всего из Белоруссии) и отказаться от правила «инфляция минус», которое предполагает, что динамика цене на горючее не должна превышать темпы роста инфляции. Еще в прошлом году глава НТС Григорий Баженовв одной из своих публикаций пояснял, что именно это правило не позволяет стоимости топлива в России колебаться вместе с ценой нефти — после его введения в 2009 году цена горючего только росла. Логика в данном случае выглядит так: если регулятор предписал цене рост, пусть и в границах инфляции, то этот рост и будет происходить.

Тем не менее, антимонопольщики расценили комментарии публичные представителей НТС как очередную попытку воздействовать на рынок. «Такого рода высказывания могут привести к панике и, впоследствии, к спекуляциям на рынке, спровоцировать необоснованный рост цен. Сообщение было сделано должностным лицом союза, членами которого является большое количество хозсубъектов, что абсолютно некорректно, тем более в такой сложный период», — заявил Армен Ханян.

После публикации обращения НТС к руководству Минэнерго и ФАС на российском топливном рынке произошло еще несколько событий. В начале июня по итогам совещания под председательством заместителя министра энергетики Павла Сорокина с участием представителей рынка стало известно, что нефтяные компании уже в июне должны переориентировать экспорт нефтепродуктов на внутренний рынок «в существенной мере». Представители нефтяных компаний подтвердили готовность выполнить рекомендации Минэнерго России в полном объеме, сообщила пресс-служба министерства.

Содействие в подборе финансовых услуг/организацийВыдадим кредит под залог квартиры!

Очистители воздуха з Швейцарии

Однако нефтяные компании, несмотря на увеличение объемов производства бензина, поставок на внутренний рынок при параллельном обнулении экспорта, не нашли повода добавить ресурса нефтепродуктов для биржевой площадки, удерживая рынок на «сухом пайке», утверждает независимый топливный эксперт Виктор Костюков, комментируя ход торгов на СПбМТСБ 15—19 июня. Что и привело к дальнейшему росту биржевых цен на горючее, отмеченному на прошлой неделе.

«Владельцы независимых сетей подсчитывают убытки. Маржа от реализации бензина опустилась до 2,5−2,7 рубля за литр, что уже не восполняет операционные затраты бизнеса. Естественно, что громы и молнии от пострадавшей стороны летят в адрес нефтяных компаний, искусственно поддерживающих дефицит на торговой площадке, включая регуляторов рынка (Минэнерго, ФАС) с их запоздалыми мерами по двукратному снижению норм биржевых продаж и закрытию импорта из Белоруссии», — продолжает Костюков.

Но главной причиной роста цен на горючее, по его мнению, является именно демпфер. Производители, напоминает эксперт, склонны устанавливать внутреннюю цену товара (нефтепродуктов) по критерию равной доходности с экспортом — так называемому экспортному нетбэку. Прежде формула нетбэка включала такие параметры, как ставки акцизов, налогов (НДС), пошлин и курсовую стоимость рубля, однако с начала прошлого года к ним добавилась еще и демпфирующая составляющая. Последняя в зависимости от ценовой ситуации на рынке нефти может приобретать положительные и отрицательные значения. Если демпфер положительный, то производители топлива получают субсидию из бюджета в виде вычета по акцизу и потенциально могут снижать цены, а если демпфер отрицательный, то им, наоборот, придется выплачивать в бюджет дополнительные средства и повышать внутренние цены на топливо.

По замыслу правительства, демпфер должен был защищать внутренний российский рынок от колебаний цен на нефть, и после того, как мировые цены на нефть в марте попали в «идеальный шторм», это незамедлительно отразилось и на стоимости бензина в России, поскольку значения демпфера стали отрицательными. «Если демпфер принимает отрицательное значение, то производители ужимают продажи и мотивируют рынок к росту цены, из которой впоследствии выплатят в бюджет обязательства по демпферу», — поясняет Виктор Костюков поведение российских цен на бензин в последние два месяца. В апреле отрицательная ставка по демпферу поднималась до 19 тысяч рублей за тонну бензина, теперь же она снизилась до 6−8 тысяч рублей.

Содействие в подборе финансовых услуг/организацийЗалог под квартиру. Помощь

Как показывает график, приведенный в последнем биржевом анализе Костюкова, до середины марта значение экспортного нетбэка без демпферной составляющей и с ней почти совпадали, однако после резкого падения нефтяных цен два графика резко разошлись, достигнув максимального разрыва в апреле. В мае он несколько сократился, но вместе с восстановлением цен на нефть пошли вверх и «классический» нетбэк и нетбэк вместе с демпфером, а вместе с ними и базовый биржевой индекс бензина «Регуляр-92». Еще в середине апреля он составлял около 36 тысяч рублей за тонну, но к середине июня преодолел отметку 50 тысяч рублей — максимальное с начала года.

При таких ценах в опте независимая розница через два-три месяца «проест» собственные оборотные средства — тенденция очень опасная, комментирует основатель сервиса по онлайн-оплате топлива на АЗС Benzuber Артем Скворцов. По его словам, спрос на топливо на российских АЗС уже восстановился на докризисном уровне, и рост цен обусловлен в том числе ограниченным предложением горючего. Иными словами, самое сложное ждет топливных операторов на выходе из карантина. В период действия ограничений, отмечает Скворцов, они столкнулись со снижением реализации примерно до 50%, но это все равно не была полная остановка как в туризме или общепите, то есть влияние карантина было не настолько губительным, чтобы вызвать массовое банкротство сетей АЗС. «Регуляторы довольно успешно предпринимают меры по сдерживанию роста цен на горючее, но ситуация с коронавирусом нетипичная и требует особого подхода на топливном рынке», — добавляет Скворцов.

Приведенные выше аргументы существенно отличаются от позиции Минэнерго РФ, которое на днях заверило, что дефицита топлива на рынке нет. «Ценообразование складывается на основании конъюнктуры рынка, соотношения спроса и предложения с учетом экспортной альтернативы (цена на нефтепродукты на мировых рынках за вычетом транспортной составляющей и экспортной пошлины), а также действующей налоговой политики (акцизы, НДС)», — пояснили в министерстве. Как видно, демпферная составляющая в этой формулировке отсутствует, хотя в сообщении Минэнерго указано, что ожидаемое восстановление маржи НПЗ в Европе — на ключевом экспортном рынке российской нефти — приведет к снижению «отрицательного демпфера», который в настоящее время включен в оптовую цену и оплачивается НПЗ по аналогии с акцизом.